АЛЕКСАНДР КЛОДЧЕНКО, политолог: «Мы занимаемся имитацией бурной деятельности»
29.09.2016
0 комментариев
поделиться

АЛЕКСАНДР КЛОДЧЕНКО, политолог: «Мы занимаемся имитацией бурной деятельности»

В преддверии проведения праймериз общественно-политическая жизнь Республики заиграла новыми красками. Многие общественные деятели окунулись в уже полузабытые за время боевых действий предвыборные кампании. О праймериз, общественно-политической жизни Республики и ее перспективах мы поговорили с луганским политологом Александром Клодченко.

  — Расскажите, пожалуйста, как Вы оцениваете сегодняшнюю общественно-политическую жизнь в Республике.

 — У нас сложилась довольно интересная ситуация. Общественная жизнь, как таковая, в Республике еще есть. Она представлена нашими двумя общественными движениями. Что же касается политической жизни, то в прямом ее смысле в Республике вообще практически не существует политики. Общественные организации и движения по роду своей деятельности должны больше быть привязанными к органам местного управления. Ведь что такое вообще общественная организация или общественное движение? Это собрание людей по интересам. Их объединяет какая-то общая интересная им работа, тема, идея, увлечение. Общественные организации сами по себе не имеют идеологической основы, потому что по сути строения своей организации, по своим уставам они никакую идеологию в массы не несут. Они выражают идеологию только ту, которая должна быть на официальном уровне в государстве. Они не являются политическим объединением до тех пор, пока не перерастают в какую-нибудь политическую партию.

Если посмотреть на программы 2-ух наших общественных движений, «Мир Луганщине» и «Луганский экономический союз», то это чистой воды лозунги. Люди, может быть, действительно хотят что-то сделать, но до момента реализации еще предстоит проделать очень большой путь либо к политической партии, либо вообще непонятно куда.

Поэтому как таковой политической жизни нет. Да, лозунгов много. И мы всеми силами стараемся выдать  желаемое за действительное.

 — Сегодня практически все наши общественные деятели ждут проведения праймериз, и активно агитируют их проведение. Какой у Вас взгляд на эту ситуацию?

 — Праймериз – это изобретение американских законодателей избирательного процесса. Но в их варианте его проведение относится только к партиям. Это внутрипартийное дело каждой партии выделить среди своих членов каких-то лидеров и уже работать сообща с ними, выдвигая их на различные государственные должности, не распыляясь при этом на всех. А в том варианте как у нас… Мы занимаемся имитацией бурной деятельности. То есть деятельность у нас вроде бы есть, но толку с него никакого. Ведь даже тот же праймериз – это не выборы. Позиционируется нашими властями это как предварительное голосование перед самими выборами, а когда именно будут выборы непонятно. Можно было их спокойно назвать общественными слушаниями или соцопросом между теми же кандидатами. А их подают так пафосно. Например, анонсировали участие в праймериз 243 общественных организаций, но ни одного названия общественной организации я так и не смог найти.

 — Может быть, они имели в виду общественных деятелей, а не организации?

 — Подождите. Общественные деятели выдвигаются общественными организациями. Например, «Мир Луганщине» выдвигает своих кандидатов, «Луганский экономический союз» – своих, а «Ассоциация молодежи Луганщины» – своих.

А сегодня складывается ситуация, когда все ищут вождей и авторитетов, отказываются думать самостоятельно и принимать решения. Всем нужен кто-то ведущий, который как сказал, так и будет. Но не всегда ведущий говорит правильно. И когда альтернативы нет, делаем только строем, а такое допустимо и приемлемо только в армии.

 — Раз мы заговорили о наших общественных движениях, как Вы оцениваете их программы? Вам  не кажется, что «Луганский экономический союз» и «Мир Луганщине» очень схожие идеи отстаивают и по схожему пути идут?

 — А это и есть одно движение. Потому что практически все высшие руководители и «Мира Луганщине», и «Луганского экономического союза» бывшие госслужащие и бывшие члены «Партии регионов», причем не рядовые члены. В 2014 году на нашей территории оказался политический вакуум – «Партия регионов» нас предала, бросила и убежала, все остальные силы такие как «Свобода», «Удар» у нас никакого влияния не имели. Вот его и стали компенсировать таким образом.

Из-за боевых действий в Республике на первый план вышли военные. Но воевать и бегать с автоматом – это одно, здесь задействованы такие качества человека как решительность и готовность взять в руки оружие. Но при этом такой человек может быть не способен управлять государством. Он может быть не способен выдвинуть такую идею, за которой пошли бы люди. Именно в такой ситуации бывшие регионалы фактически восстановили всю старую структуру «Партии регионов».

Кстати, я был очень удивлен, когда вычитал в уставе «Луганского экономического союза», что они, оказывается, являются лоббистским движением. При этом они лоббируют не интересы народа, что было бы логично, потому что в народной республике любая общественно-политическая структура должна представлять интересы народа в государственных органах. Но нет, они представляют интересы промышленников. А, как мы знаем, у нас все промышленники – представители частного бизнеса. То есть к народу это имеет мало отношения. Вот поэтому и на законодательном уровне происходят такие же процессы.

 — О каких именно процессах на законодательном уровне Вы говорите?

 — Если сейчас посмотреть на повестку дня предстоящей сессии Народного Совета и складывается ощущение что им больше заняться не чем. Например, рассматривается законопроект о вредном влиянии табачного дыма на общество. И это при обстрелах и разрушенной промышленности. Именно такие законопроекты становятся у нас самыми важными. А закона о национализации так и нет, и даже не предвидится. Если посмотреть на работу комитетов, то они фактически никакой работы не делают. Понятное дело, что законотворчество – это процесс, который продолжается столетиями, но надо начинать с действительно важного для народа.

Ни о каком государственном строительстве говорить пока что не приходится. И не совсем понятно зачем нам эти выборы и праймериз. У нас есть закон о военном положении, назначены военно-гражданские администрации и им никто не мешает работать. Люди, в большинстве своем, согласны с теми руководителями, которых им назначили. И это осознанное решение людей – ограничение своих политических прав на период боевых действий. Ведь все понимают что такое война.

Но когда мы устанавливали Республику, когда выбирали первый состав Народного Совета, то выборы проходили и на нынешних оккупированных территориях. А о них сейчас все почему-то молчат, никто о них не говорит. Закона об оккупированных территориях тоже никто не подает. И никакой работы в этом направлении нет.

У нас все гладко – любое заседание Народного Совета заканчивается полным одобрением. Пришли, кто-то высказался, и то никто и ни разу не высказал претензий, например, министру промышленности. Стоит только открыть республиканскую прессу: мы танцуем, поем, развлекаемся и соревнуемся, устраиваем концерты и возлагаем венки. Да, это, конечно, тоже нужное дело. Но все-таки в условиях войны это не главное. Что они делают для улучшения жизни простого человека? И какую сторону жизни не возьми – лозунгов много, а работы практически никакой нет.

Посмотрите любое открытое заседание правительства. Они сидят с такими хмурыми лицами, что можно подумать, что их сейчас выведут и расстреляют. Это я к чему, инициативы в глазах никакой нет. Задора того, который должен быть, нет. Республику строим все-таки. Все прекрасно понимают, что нам плохо и тяжело. И без помощи России мы бы не справились, мы всегда были и будем частью России. Но почему-то придумывают всякие политические изыски как, например, праймериз. Кому это нужно? Что и кому мы хотим доказать? Проводится с таким посылом для людей, что праймериз поможет международному признанию. Каким образом праймериз, как внутриполитическое дело отдельно взятой партии или, как в нашем случае, общественного движения будет влиять на международное признание? Да никаким.

И народ видит всю неправильность происходящего. Население можно запугать, население можно держать в неведенье, но население нельзя оторвать от реальной жизни. Люди понимают что происходит на своем, бытовом уровне. Нельзя доказывать, что колбаса дешевая, когда люди заходят в магазин и видят ее реальную, недешевую стоимость. Вот так и разбивается вся эта структура о базар. Как всегда побеждают деньги. Нет никакого роста промышленности, промышленного производства какого-то, нет открытия никаких, даже мелких, предприятий. Заметны только вакансии официанток, уборщиц, менеджеров и продавцов. И при этом наши лидеры заявляют о кадровом голоде.

 — Экономику нам во многом не дает поднимать непризнанный статус. Мало кто решает с нами сотрудничать из-за угрозы санкций.

 — И до войны кроме России у нас практически никто ничего не покупал. Все что мы производили, в большинстве своем, экспортировали в РФ. Была конечно и  Украина, но сейчас это отдельный вопрос. Но даже того что мы поставляли в Россию, области на тот момент хватало бы, чтобы жить самостоятельно. А Республике бы хватило тем более, учитывая то, что Республика сократилась почти в половину.

 — Каким вы видите выход из сложившейся ситуации?

 — А выход покажет время. Я вижу благоприятные перспективы для нашей Республики. Но им будут еще предшествовать очень трагические события. Иллюзий насчет «Минска» уже никто не строит. Не так давно громко заявили о «парафировании соглашения по разведению сил» и при этом мало кто понимает эти пафосные речевые обороты. Ведь что значит «парафирование»? Это значит что стороны на согласились с текстом и каждой страничке свои подписи. Но от парафирования до подписания путь точно такой же, как от войны к миру. А наши города, Донецк, Горловку продолжают обстреливать. То есть о чем говорят на Минске? Ни о чем. Какие перспективы? Впереди война. Хотим или не хотим, приятно нам это понимать или неприятно, но к ней надо готовиться. И пока не закончится война, все остальное на жизнь Республики практически никакого влияния оказывать не будет.

Это хорошо, что у нас такой долготерпеливый народ, но когда-то всему приходит конец. И если не поменяется отношение к народу со стороны наших властей, который действительно захотел жить самостоятельно в сфере юрисдикции РФ, то закончится это все народным бунтом. А русский бунт он всегда неожиданный и с каждым разом все кровавее и кровавее. Вот не захотело, например, украинское правительство понимать, что надо прислушиваться к народу, произошли в стране революция, госпереворот и война. Хотя и называют АТО и никто не хочет называть это гражданской войной. Даже наш Народный Совет ни разу такого не заявлял. Но по факту это именно гражданская война. Уже многие мировые лидеры называют эту войну именно гражданской и говорят открыто о госперевороте в Украине. И это одно из достижений минского процесса. Путин на каждой своей пресс-конференции об этом говорит, а наши все молчат. То есть, мы не предъявляем претензий нынешнему государству Украина, за их госпереворот, свершившимся еще в нашей стране. Никто никому не предъявляет претензий.

 — Вы упомянули об иллюзиях насчет «Минска». На Ваш взгляд переговоры бесполезны, хотя благодаря им и было заключено перемирие?

 — Да, минский процесс на тот момент, когда его организовывали, исполнил функцию перемирия. Нужно было или не нужно это другой вопрос. Все говорят о демократии, хотя что такое демократия каждый может трактовать по своему. Но прошло 2 года и ни одного пункта Минских соглашений не было выполнено. Уже 2 года у нас каждый день какой-то «прорыв», у них какая-то «перемога». То есть прогресса, как такового, нет. Хотя при всем при этом республики состоялись и это уже факт непреложный.

А что было бы, если бы мы заявили о выходе из Минских переговоров? Что будет? Америка объявит нам войну? Украина пойдет в наступление? Так она и так пойдет. А вот показать бессмысленность разговора стоит. Почему Путин не ведет прямых переговоров с Порошенко? Он не видит смысла в переговорах с человеком, который не может сдержать свои обещания. Кто еще может повлиять на нас? У Франции и Германии сейчас много своих проблем с теми же беженцами и неоднократными терактами. У них у самих скоро выборы и многие из них потеряют свои должности. Сами европейские лидеры не могут влиять на Порошенко, потому что кроме президента страной еще руководят олигархи и различные праворадикальные организации.

 — Есть еще влияние России на наши Республики.

 — Многие говорят, что наши Республики курируются из Москвы. Да, допустим это так. Но сами наши руководители что-нибудь говорят Москве? То есть объясняют ли они свою позицию Москве? Может быть, ее и не примут, но я никогда не слышал, чтобы кто-то из наших депутатов, а это их сфера деятельности, когда-нибудь высказывал свои идеи. На стажировку в Государственную Думу они ездят, но своей позиции у них нет или же они ее почему-то не высказывают. Многие жалуются, что Москва нас сливает. Но что вы хотите? Чтобы за нас делали работу, которую мы должны делать для своей Родины? Москва должна же видеть кому она помогает и есть ли смысл помогать. Если человек сам не хочет бороться за свое существование, то помогать ему бесполезно. И она должна понимать что да, может быть какие-то моменты стоит подкорректировать, но у нас есть позиция.

 — Когда по Вашим оценкам наш конфликт разрешится?

 — В самое ближайшее время. Я думаю, что до Нового года уже все закончится. С таким набором оборотов, все может быстро закончится. Тут дело случая. Все ждут солдатской причины – кто первый стрельнет.

Украину в ближайшее время ждут новые перевороты, революции и майданы. Кроме того, репутация страны упала ниже некуда. Секретные тюрьмы, массовые пытки, рост преступности… Это все, конечно, играет нам на руку. Сейчас все больше людей начинает возвращаться к пониманию реального положения дел. А абсурдность действий украинских властей и общественников поражает. То памятники сносили, теперь города, села и улицы переименуют. И цирк на месте, и клоуны там же. От нас сейчас зависит только наша выдержка. Потому что если там сейчас будет новый переворот, надо будет куда-то девать ту массу военных, которая сейчас у нас на линии разграничения. Поэтому, кроме как возобновления боевых действий, других вариантов нет. Еще погибнет много людей, но эта ситуация должна разрешиться окончательно, чтобы больше к ней никто не возвращался.

 

Сетевое агентство ЛНР «Комментарии:»


 

Aleksa

Aleksa

Комментарии

Комментариев еще нет Вы, будете первым комментировать этот пост!

Написать комментарий

Войти с помощью: 

Ваши данные будут в безопасности! Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Также другие данные не будут переданы третьим лицам. Обязательные для заполнения поля отмечены* *