05.01.2017
0 комментариев
поделиться

РОМАН РАЗУМ, лидер ансамбля «Новороссия»: «Мы выполняем, можно сказать, боевое задание»

Казалось бы, что может быть дальше от искусства, нежели военные действия? Но чаще всего музы начинают говорить вместе с пушками. А точнее, они пытаются их перекричать или же «подбодрить». Ведь потребность выразить свои эмоции на художественном языке, представить свою оценку – никуда не девается. Как никто другой эту истину осознал лидер ансамбля «Новороссия» Роман Разум.

Он рассказал нашим журналистам о создании своего коллектива, его решении вернуться в родной город, а также о своих творческих планах.

 — Роман, ваш коллектив еще в самом начале своего творческого пути, но уже стал узнаваемым и популярным в ЛНР и ДНР. Расскажите, пожалуйста, как появилась идея создания ансамбля «Новороссия»? С чего все началось для вас?

— Я всегда был поклонником таких коллективов как «Голубые береты», «Каскад», «Крылатая пехота», «Любэ». Это те группы, люди, которые всегда передавали со сцены не просто развлекательные песни, а поднимали темы сострадания, боли, войны, наших простых гражданских проблем. Мне всегда хотелось петь что-то важное, полезное, нужное. Когда я еще жил в Москве и там творчески трудился, я практически всегда выступал перед публикой такого направления. Я всегда выступал на День ВДВ, День памяти 6-й роты псковских десантников, также на Поклонной горе я дал массу концертов. Для меня всегда были близки такие мероприятия.

Когда война началась дома, на Родине, моим основным порывом было приехать и поддержать наших граждан. 7 марта 2014 года мне позвонил мой друг и сказал, что готовится большой митинг, который состоится 9 числа. На этом митинге я пел песню «День Победы». Это был очень эмоциональный и запоминающийся день. Я продолжил выступать на митингах и со временем понял, что не могу больше жить без участия в становлении и развитии нашего молодого государства.

Потом мы занимались гуманитарной помощью, а также я давал концерты для военнослужащих. Старался ездить на передовую к разным подразделениям. Я просто брал гитару, приезжал и выступал.

Позже появилась идея создать военно-музыкальный ансамбль. Я обратился с этой идеей к тогда еще замполиту 2-й бригады, а сейчас уже командиру, Яну Лещенко. Для меня он легендарная личность. Человек, прошедший очень сложный боевой путь, а до войны он сам был композитором. Именно он поддержал мою идею и предложил искать музыкантов среди военнослужащих. В этот момент я понял, что нужно окончательно переезжать в Луганск.

Любое дело большое – революция, война, эпоха, период –оно всегда имеет свои символы и что-то символизирует

 — А до этого Вы в Луганске не жили?

— До этого я жил фактически на 2 города: Москву и Луганск. Я приезжал в Республику, старался что-то делать, активно выступать. Потом уезжал в Россию, пытался оттуда как-то помогать родному городу. В Москве я организовал 1-й благотворительный концерт «Мы с тобой, Донбасс!» на Поклонной горе, участвовал в различных акция, митингах. Но, в конце концов, я понял что так невозможно жить дальше. Если работать на результат, то надо «кинуть якорь» в одном городе. Я полностью собрал всю студию, оборудование, аппаратуру, что-то продал, что-то докупил и переехал в Луганск окончательно.

 — Вернемся к созданию ансамбля. Как собирался коллектив?

— Очень сложно было найти музыкантов среди военнослужащих. Я их отбирал по 2-ум очень важным критериям: музыкальные способности и патриотический настрой. Мы создавали ансамбль, где основой было бы поддержание духа и отваги бойцов, отстаивающих русский мир на Донбассе.

Сначала познакомился с барабанщиком Антоном из Дебальцева – парень с тяжелой судьбой, многое видел, многое пережил. Это был первый человек в нашем коллективе. Потом у нас был басист Василий, который скрывал свое лицо маской, потому что боялся за свою маму, оставшуюся на украинской территории. Но вскоре он ушел от нас.

Позже я повесил объявление в городе о том, что военно-музыкальный ансамбль ищет музыкантов. И буквально на следующий день эта новость появилась в украинских СМИ. «Террористы ЛНР собирают рок-коллектив» и с таким подтекстом, что мы совсем уже стали моральными уродами. Хотя я с трудом могу себе представить подобный коллектив в ВСУ, потому что непонятно какие бы песни они пели, костяк чего они бы использовали. Все группы, которые пропагандировали военно-патриотическую песню и на которых они сами же и учились, взрослели, все они сейчас находится в Украине под запретом.

Потом появился луганчанин Женя-гитарист. Позже – Женя-басист из Молодогвардейска, Серега-гитарист из Свердловска. Ребята все такие патриотичные, горой за Россию, за Республику.

 — Чем вы решили заняться после того как ансамбль был сформирован?

— Буквально после месяца репетиций я готовил пакет документов для организации благотворительного тура по всем городам Республики. Это была для меня очень важной задачей – увидеть наших всех граждан, прочувствовать их настроение, их отношение к военно-патриотической песне. Благодаря Министерству культуры и Армейскому корпусу мы организовали тур «Песня на страже русского мира».

Таким образом, мы создали военно-музыкальную бригаду быстрого реагирования – в любой момент по приказу командования или руководства Республики мы готовы выехать в любую точку, будь то полигон или ДК. Конечно, зимой мы не сможем выступать на улице, это у нас будет период творчества. Нам надо писать новый песни, альбом делать, репетиции и, конечно же, концерты в закрытых помещениях. В целом, жизнь кипит, очень много всего. Я бы сказал, что Москва отдыхает по сравнению с той интенсивностью работы, которую я делаю здесь.

 — Больше всего ваших поклонников, наверно, среди военнослужащих.
Это люди, которые выросли на творчестве тех же артистов, что и вы сами. На какую возрастную аудиторию вы еще рассчитываете в своих программах?

— В основном это агитки для молодежи. Мы часто собираем полные залы старшеклассников. Некоторые сначала не очень хорошо нас принимают, но это первые песни 2-3. Где-то с 4-й песни, когда уже звучит «Кукушка», начинается взрыв эмоций. Достаются телефоны, они начинают ими махать, начинают подпевать. Для меня очень важно зацепить большую аудиторию и поэтому мы используем известные хиты, которые любят и молодежь, и взрослые. Вот так потихоньку, концерт за концертом, набираем опыт.

 — У вас военно-патриотическая группа. Военной части в условиях боевых действий в Республике хватает. А как вы оцениваете патриотизм в ЛНР по сравнению с российским?

— Патриотизм очень разный. В России, в Москве он тоже, конечно же, есть, но он слегка надутый, слегка искусственный. На Донбассе патриотизм настоящий. Здесь каждое слово в военной патриотической песне принимается очень близко к сердцу, потому что каждый второй потерял близких. И каждый пережил страшные вещи: войну, бомбежки, обстрелы. Здесь, я считаю, как нигде важен такой формат пропаганды в русской патриотической песне.

 — Как Ваша семья, Ваши близкие относятся к Вашей работе?

— Когда я первый раз покинул свою Родину в 2004 году, случилась трагедия в Беслане. Она очень сильно изменила меня как человека. Я пережил что-то невероятное внутри себя. Я был прикован к телевизору, следил за новостями. Я стоял на коленях, сложив в молитве руки, не зная что будет дальше. 1200 человек террористы держали 3 дня в заложниках без еды и воды. И меня очень сильно туда потянуло. Захотелось увидеть этих людей, заглянуть им в глаза. Я написал песню про Беслан, мы сняли на нее клип. Это было очень важно для меня. Родители тогда очень переживали, не хотели чтобы я туда ехал – там было опасно.

После этого был г. Цхинвал, 2008 год. Мы буквально через неделю собираем съемочную группу, я всех мотивирую на то, что надо ехать туда снимать видеоклип. Написал сценарий, отправил его в Министерство культуры Южной Осетии.

Нас поддержал тогдашний президент республики Эдуард Кокойты. Я собрал ребят – все на чистом энтузиазме, без денег. Едем туда. Мама моя причитала: «Куда же ты едешь? Там война».

Мои родители достаточно часто за меня переживали. Меня часто тянет в такие сложные места. Но я часто вспоминаю мамины слова об опасности. Ведь где оказалось опасно? У нас дома. Там, где казалось, что все тихо и спокойно. Но оказалось, что у нас намного опаснее, чем в Цхинвале и очень страшно. Поэтому уже нет, наверно, такого чтобы мама сильно переживала. Я могу прийти домой в форме, с автоматом, ведь я служу в армии. А до этого она меня видела только в пиджаках и костюмах с галстуками и бабочками. Поэтому, я думаю, куда бы я сейчас не поехал, они бы уже так не переживали.

А что касается моей второй половинки… Моя супруга родила мне не так давно сына, за что я ей безумно благодарен. Это мой новый огонек в жизни, мое прибежище. Это тот человек, которому, я точно уверен, смогу передать свой опыт, свои ценности, свою идеологию. Мы назвали его Владимиром.

А близкие поддерживают меня. Мама, когда слушает мои песни, говорит: «Я тебе все прощаю за твои песни».

 — Не так давно у вас закончился еще один тур по школам Луганска. Расскажите, пожалуйста, подробнее.

— У нас проходил военно-патриотический марафон «Урок мужества». Концерты прошли в 15 школах по приказу управления образования Администрации города. Несколько школ позвонили и сами попросили к ним приехать. Отказать им мы не могли. В итоге посетили 17 школ. Но в общей сложности мы отработали для всех старшеклассников города, потому что  из-за технических сложностей в самих школах мы давали концерт для нескольких школ сразу.

 — Какие у вас остались впечатления от этого тура?

 — Все было очень хорошо организовано. Старшеклассники нам помогали аппаратуру носить. Невероятно было приятно было то, что после каждого концерта мы шли в столовую, где нас кормили очень вкусным и хорошим питанием для школьников. Я помню как мы в детстве не любили кушать в школьных столовых, эти невкусные котлеты, каши, супы… А сейчас они так мне понравились. Не знаю что изменилось – питание или наше отношение к школьной еде  – но в школах Республики кормят, по-моему, очень хорошо.

Гала-концерт 9 декабря стал завершающим всего этого тура. Пришло много людей. Около 700 человек только старшеклассников. Тур прошел замечательный, мне он очень понравился. Мы смогли близко увидеть всю молодежь Луганщины. Эти подростки сейчас находятся в таком переломном периоде – еще год-два и им нужно будет делать сложный выбор: кем быть, на кого учится, остаться или  уехать. Очень важно было заглянуть им в глаза, передать свой патриотизм, свою идеологию. Парням мы всегда желаем, чтобы они шли служить в нашу армию, а девушкам – любить военных.

 — Вы упомянули, что занимались благотворительной деятельностью. Сейчас вы работаете в этом направлении?

— Я бы не сказал, что это моя большая работа. Когда я был в Москве, у меня была возможность заниматься благотворительностью. Я пытался находить людей, которые могли как-то помочь. Сейчас, когда я здесь занимаюсь больше группой, у меня не получается делать какие-то гуманитарные акции. Но я бы очень хотел сделать большой благотворительный тур по России для того, чтобы собрать средства в помощь семьям погибших бойцов. Это очень важно и я максимально этим буду сейчас заниматься.

 — А аппаратура для концертов ваша личная?

— Да, все, что мы возим в машине, наше. Пока что нам никто не помогает, но мы очень на это надеемся. Если у кого-то есть что-то лишнее, пожалуйста, передавайте нам (смеется – прим. ред.). Конечно очень хочется повысить материальную базу для того чтобы наша музыка звучала качественнее, лучше, чтобы звук был богаче, приятнее. Но пока есть то, что есть. Знаете, когда в 14-15 лет занимался музыкой, я мог только мечтать о том, что у меня есть сейчас.

 — Тяжело работать такой загруженностью и занятостью?

 — Я очень рад тому, что у нас такая занятость сейчас. Люди нас уважают и любят. Многие спрашивают как я смог поменять свою жизнь Москве, где у меня все было хорошо, на Луганск. Там у меня было агентство по организации праздников. Я был очень востребован. 1-2 мероприятия в неделю я всегда вел. Уехал я оттуда можно сказать на пике развития этого моего дела. Но в какой-то момент я посчитал что это клоунада какая-то, а я устал быть в роли шута. Особенно тяжело, когда всем хочется услышать от меня веселые песни, а в душе у меня совсем другая музыка. Я пишу о боли, о переживании, о чем-то важном и сложном. Там у меня тоже была группа, но все музыканты в Москве очень меркантильные, их интересует только прибыль, деньги. Это не те парни, что у меня сейчас. Мы выполняем, можно сказать, боевое задание. Творческое, но боевое. Ведь условия у нас непростые.

Здесь мы создаем уважение и любовь нашей публики, а с той стороны фронта нас ненавидят. Нам угрожают, пытаются запугать, но я стараюсь внимания на это не обращать. Хотя в какой-то степени это все опасно, потому что мы не скрываем того, что мы делаем. Но я не вижу смысла делать эту работу, не позиционируя ее в обществе. Какой смысл выступать, но не освещать, не рассказывать?  Нам делать закрытые концерты, собирая по 10 человек и каждый раз говоря им: «Тсс, никому не рассказывайте, что мы ту сегодня концерт даем»? Мы как рупор, как агитбригада. У меня есть одна заветная мечта – давать концерты в освобожденных городах Украины. Я просто сплю и вижу, как выйду на площадь Днепропетровска, Одессы или Харькова и смогу спеть «День Победы».

 — А во Львове?

— И во Львове тоже. Почему нет? Песня «Журавли» — неужели там нет людей, которые ее помнят и уважают. Просто это зомбирование, это информационная война. Я часто использую выражение «инфицированный враг» — если ему вылечить инфекцию, то он, возможно, снова будет нашим братом.

 — Что нужно чтобы преодолеть это зомбирование?

— Для того чтобы как-то возобновить диалог с нашими бывшими братьями, нужно изменить символы. Любое дело большое – революция, война, эпоха, период – оно всегда имеет свои символы и что-то символизирует. И если они смогут дойти до такого большого шага, чтобы изменить символику Украины: флаг, герб, гимн, может быть, даже название страны, тогда можно будет все начать с чистого листа. Украинский флаг и герб лично для меня символизирует фашизм, ненависть, агрессию, не смотря на то, что больше 20 лет мы жили с этой символикой.

 — Что нового в вашей творческой деятельности?

 — Мы пишем новый альбом. Он будет называться «Работайте, братья!». В него войдут написанные мною песни. Работа над ним идет уже около полугода, но это очень большой и трудоемкий процесс. Надеюсь, где-то к началу или середине января альбом будет уже готов.

Мы долго думали над названием альбома. Был вариант «Непризнанные люди», но, в конце концов, остановились на «Работайте, братья!» Не так давно вышла одноименная песня. Клип на нее уже достаточно активно набирает просмотры на YouTube. Эта песня очень непростая, но очень важная. В ней 3 куплета – по одному про Алексея Мозгового, Павла Дремого, Арсена Павлова (Моторола). Песня стала для меня своеобразным криком души. Я давно хотел написать песню о наших легендарных боевых командирах и когда погиб Моторола, не смог сдержаться. Первый раз мы ее сыграли на сцене на концерте 9 декабря и  ею будем презентовать новый альбом.

Также с января мы уже начнем обкатывать новую программу. Для меня очень важно не работать с одной программой. Поэтому в следующем году мы должны ее процентов на 70 изменить. Мы будем увеличивать количество наших новых песен, хотя и всегда сможем сыграть что-то из старого репертуара.

Говоря про новый альбом, в нем у нас есть хорошая песня «Непризнанные люди» с такими строками:

«Если ты мой русский брат из Киева

не пошел служить в АТО,

мы тебя признаем и помилуем,

ведь теперь ты с нами заодно».

 

Сетевое агентство ЛНР «Комментарии:»


 

lpress

lpress

Комментарии

Комментариев еще нет Вы, будете первым комментировать этот пост!

Написать комментарий

Войти с помощью: 

Ваши данные будут в безопасности! Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Также другие данные не будут переданы третьим лицам. Обязательные для заполнения поля отмечены* *