Страна.UA: Хуту и тутси Восточной Европы. Грозит ли Украине руандийский сценарий
01.08.2017
0 комментариев
поделиться

Страна.UA: Хуту и тутси Восточной Европы. Грозит ли Украине руандийский сценарий

Конфликт в прямом эфире телеканала ZIK, когда ведущий ток-шоу Остап Дроздов выгнал из студии одного из гостей программы «Прямым текстом», блогера Юрия Романенко, поскольку тот отказался говорить на украинском языке, вновь обострил спор между сторонниками тотальной украинизации страны и защитниками прав русскоязычных граждан.

Углубится ли дальше линия раскола и к чему она может привести, разбиралась «Страна».

Инцидент в прямом эфире

Инцидент на телеканале ZIK спровоцировал бурную реакцию общественности. Политолог и блогер Юрий Романенко был не единственным русскоязычным гостем эфира. Он сидел рядом с главным редактором информационного портала «Украина по-арабски» Мохаммадом Фараджаллахом, который кроме родного арабского языка, говорит по-русски.

Но к этому гостю претензий со стороны ведущего не прозвучало. А вот едва начался диалог с Романенко и тот успел сказать буквально несколько слов: «Ну, я считаю, что…», как Остап Дроздов перебил его и попросил продолжать на украинском языке. «Але я вас просив українською».

На что Романенко уже по-украински возразил: «Але я не хочу». «Тоді залиште будь ласку студію». — «Добре, без проблем». После этой перепалки Мохаммад Фараджаллах переспросил у Дроздова, не следует ли покинуть студию и ему. «А я? Я же тоже …» — «Ви можете залишитися, з вами інша мова».

Позднее Остап Дроздов в Facebook пояснил свои действия. При этом в жесткой форме заявил, что именно русскоязычные украинцы являются залогом войны.

«Вы, принципиально одноязычные русскоязычные люди, можете быть замечательными людьми, сдавать деньги на армию, ваши сыновья могут служить в рядах ВСУ — но вы, сами того не понимая, являетесь залогом войны. Потому что вы, носители русского языка, игнорируете украинский, маркируете мою страну как страну русского мира», — написал журналист.

Юрий Романенко в ответ на это заявление обвинил Дроздова в разжигании межнациональной розни и провоцировании гражданской войны.

Более того, он провел устрашающие параллели между нашей страной и Руандой, где в 1994 году представители народа хуту убили тысячи представителей народа тутси.

«Валите высокие деревья»

События в Руанде являются одним из самых страшных геноцидов в истории человечества, в процессе которого за 100 дней были убиты более 800 тысяч человек (300 человек в час!). Скорость убийств впятеро превышала скорость убийств в нацистских концлагерях Второй мировой войны.

В середине 20 века в Руанде населению выдавались паспорта с указанием национальности — хуту или тутси, у которых был один язык, общая история, практически одинаковая внешность и примерно равное социальное положение, но хуту при этом считались этническим большинством с исконно руандийскими корнями, а тутси – пришлыми оккупантами.

В 1960 году страна получила независимость под властью хуту, которые тут же начали проводить дискриминацию тутси. В частности, были запрещены смешанные браки, учиться имели право преимущественно хуту, политические партии тутси также попали под запрет.

Отношения постепенно накалялись. Межнациональную ненависть разжигало «Радио Тысячи Холмов», настраивая хуту против тутси, называя последних «inyenzi» («тараканами»).

Спусковым крючком для геноцида стал сбитый в начале апреля 1994 года самолет с президентом Хабиариманой на подлете к столице Руанды Кигали. В убийстве президента хуту обвинили тутси, после чего по «Радио Тысячи Холмов» для хуту прозвучал приказ «Валите высокие деревья! Очищайте все по соседству! Исполняйте свой долг!»

В прямом эфире буквально звучали имена и адреса тутси, которые подлежат истреблению.

«Беритесь за то оружие, которое у вас есть: у кого есть стрелы – берите стрелы, у кого есть копья – берите копья… Берите свои обычные инструменты. Мы все должны воевать с тутси. Мы должны покончить с ними, уничтожить их, стереть их с лица земли. Для них не должно найтись убежища, им никуда не скрыться», — звучало из радиоприемников.

Резня прекратилась только в середине июля 1994 года, когда сформированный в соседней Уганде из тутси и умеренных хуту Руандийский патриотический фронт, взял под контроль всю территорию Руанды и бежать из страны пришлось уже хуту, ответственным за геноцид.

«Нет никаких сомнений, что мы имеем дело со схемой раздувания «языковой проблемы» на осень, где Дроздов является просто исполнителем… В этой схеме русскоязычные являются «тараканами», которые мешают жить украиноязычным», — провел параллели с Руандой Юрий Романенко в своей статье «Отель «Украина». Почему гражданская война ближе, чем вы думаете» (по аналогии с известным фильмом «Отель «Руанда»), и снабдив обращение иллюстрацией — сотнями черепов тутси.

«В эти прекрасные летние вечера, когда кажется, что вы живете в Европе и страшные вещи, описанные в этом тексте невозможны, не поленитесь, посмотрите сегодня вечером один из этих фильмов, а лучше все: «Отель Руанда», «Отстреливая собак», «Однажды в апреле», «Бог спит в Руанде», «100 дней». Вполне возможно, что в них вы увидите недалекое будущее нашей беспечной Украины. Побежим ли мы стадом к обрыву зависит исключительно от нас и ответственности политических и общественных лидеров. Такие люди как Дроздов должны быть изгоями в любой цивилизованной стране. Или в стране, которое намерена стать цивилизованной. Такие люди открывают двери ненависти, как следствие, войне. Гражданская война начинается с того, что однажды у кого-то в голове, кто считает себя обиженным, появляются «тараканы», которые мешают жить», — резюмировал Юрий Романенко.

Язык стал маркером «свой — чужой»

«Страна» опросила экспертов — насколько действительно возможен в нашей стране столь устрашающий сценарий?

Мнения разделились. Часть политологов соглашаются с Романенко. Они обращают внимание на то, что позиция Дроздова в отношении русскоязычных поддержало немалое количество людей, более того, она соответствует идеологии части представителей власти, а значит, увы, вполне реальна угроза, что она может стать господствующей идеей в обществе.

Тем более, что ситуация нагнетается и, в последнее время, на языковой почве в Украине действительно произошло немало конфликтов.

В начале года детская писательница и общественный деятель Лариса Ницой обрушилась с гневом на кассира в магазине из-за того, что ее не обслужили на украинском языке. Ницой из-за этого даже бросила в кассира мелочью. Ранее писательница требовала изменить имя рыбки «Зины» на картине, которой художница Светлана Рудикова украсила стены детской больницы «Охматдет».

В языковом скандале отметился и украинский рок-музыкант Олег Скрипка, предложивший сослать русскоязычных украинцев в гетто.

Пока это все кажется мелкими и безобидными инцидентами, но они происходят все чаще.

«Радио тысячи холмов у нас уже есть, — говорит политолог Андрей Золотарев. — К концу года мы запросто можем получить новую линию раскола в Украине. В условиях, когда в обществе накоплена усталость, люди не могут вырваться из нищеты, основная угроза исходит не от власти, которая устраивает геноцид по экономическому признаку, а именно от этноозабоченных радикалов-националистов, которым уже циркули в руки просятся, чтобы мерять — правильная ли форма черепа, как это было с хуту и тутси. И именно язык, языковой вопрос — это мощнейший движок, который может раскрутить любого блогера или любую детскую писательницу до уровня лидера общественного мнения среди таких же этноозабоченных. К сожалению, история знает немало примеров, когда все, что выглядит нереальным сегодня, становится практикой завтра. Избежать превращения Украины в Руанду могло бы государство, могла бы сама власть, если бы она стала проводить не насильственную украинизацию и делить украинцев на «украиноязычный патриот» и «русскоязычный зраднык», а жестко пресекало любым попыткам разжечь ненависть между русскоязычными и украиноязычными. Но власть, увы, ведет совершенно обратную политику».

По словам эксперта, итогом насаждения таких идей может стать углубление раскола в Украине.

«Если кто-то не вынес урока из Крыма и Донбасса, тот либо дурак, либо предатель. Использование языка в обиходе еще не развалило ни одну страну, а экстремизм — не одну», — говорит Андрей Золотарев.

«У нас еще три года назад появились зачатки института «не граждан». Это касается украинцев Донбасса и Крыма. Они не могли голосовать на выборах. Они не получают пенсии и пособия. Они не могут получить или получают с большими проблемами биометрические паспорта. То есть, уже планомерно создаются квази-условия, чтобы их права игнорировать. И в этих условиях языковая рознь очень серьезно и регулярно разжигается. Все эти определения «ватники», «колорады»- очень похожи на прозвища, которые давали хуту тутси («тараканы» — Прим.Ред.). Цель таких прозвищ — дегуманизировать других людей, облегчить совершения против них преступлений. В стране уже созданы условия для конфликта, и язык, усилиями националистов, становится ключевым маркером «свой — чужой». При этом, к сожалению, власть не только не пресекает разжигателей вражды, но и потакает им, нагнетая истерию по поиску внутренних врагов, пятой колонны, «шатунов», агентов ФСБ», — сказал «Стране» политический эксперт Руслан Бортник.

Впрочем, другие эксперты полагают, что руандийские события в Украине повториться не могут не при каких обстоятельствах.

«Во-первых, все-таки нужно признать, что враждебные заявления в адрес русскоязычных идут не от власти, а от радикальной части общества, — говорит политолог Вадим Карасев. С ними выступают детские писательницы, телеведущие, рок-музыканты. Они хотят полностью украинизировать страну. Но ни Порошенко, ни Аваков явно не сторонники такого, простите за слово, «покоса». Во-вторых, русскоязычная часть населения пока что пытается мирно и спокойно реагировать на все эти провокации, считая, что ультрарадикальные идеи не будут претворены в жизнь. Как только опасность усилится — усилится и сопротивление. В-третьих, все-таки мы близко к Европе. Для Украины все еще важны резолюции ПАСЕ, мнение Совета Европы, встречи в нормандском формате, благосклонность Брюсселя, Берлина, Парижа и Вашингтона. В-четвертых, запас цивилизационности достаточен, чтобы не допустить такие сценарии. Мы видим, что несмотря на то, что гайки закручиваются, все еще есть суды, которые принимают объективные решения — закрывают дела против оппозиционных политиков, отпускают на волю оппозиционных активистов. Это говорит о том, что в обществе есть противоядия. Вот эти попытки радикализировать страну — это больше веяния представителей отдельных регионов и радикальных кругов, которые все еще не понимают, что нельзя украинизировать всю территорию. Но южные, восточные области с ними не соглашаются. Да, есть опасность, что чем дальше, тем больше будет ухудшаться ситуация. Но при этой власти до подобного, я надеюсь, не дойдет».

Луганский сайт «Комментарии»


Kat

Kat

Комментарии

Комментариев еще нет Вы, будете первым комментировать этот пост!

Написать комментарий

Войти с помощью: 

Ваши данные будут в безопасности! Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Также другие данные не будут переданы третьим лицам. Обязательные для заполнения поля отмечены* *